История отделения орнитологии зоологического института ран (конец xx в)


История Отделения орнитологии Зоологического института РАН (конец XX в.)

Об Отделении орнитологии Института Зоологии Российской академии наук

(с середины XX до начала XXI века)

В течение периода со второй половины XX века до начала XXI века в Отделении орнитологии в разное время работали (в алфавитном порядке) научные сотрудники: Вадим Германович Высоцкий, Виктор Рафаэльевич Дольник, Александр Иванович Иванов, Елизавета Владимировна Козлова, Сергей Константинович Красовский, Владимир Михайлович Лоскот, Ирэна Анатольевна Нейфельдт, Борис Владимирович Некрасов, Владимир Александрович Паевский, Андрей Валентинович Пантелеев, Леонид Александрович Портенко, Александр Михайлович Соколов, Евгений Павлович Соколов, Людмила Вениаминовна Фирсова, Владимир Михайлович Храбрый, Константин Алексеевич Юдин, а также лаборанты Ксения Кирилловна Далецкая, Георгий Геннадиевич Караваев, Ирина Львовна Кюршнер, Екатерина Георгиевна Розова, Сергей Евгеньевич Станкевич, Юрий Владимирович Стариков, Елена Анатольевна Шаповал, Евгений Викторович Шутенко, Маргарита Степановна Ягунова. Официально не являвшийся в этот период сотрудником Отделения Борис Карлович Штегман (см. История Отделения орнитологии), фактически был одним из наиболее авторитетных его сотрудников.

В аспирантуре и докторантуре при Отделении орнитологии в разное время прошли подготовку многие специалисты, в том числе Ислом Абдурахманович Абдусалямов, Юрий Викторович Аверин, Лев Осипович Белопольский, Сергей Владимирович Винтер, Борис Ошерович Гейликман, Игорь Александрович Долгушин, Александр Александрович Кищинский, Арсений Васильевич Кречмар, Виктор Алексеевич Попов, Роальд Леонидович Потапов, Николай Федорович Реймерс, а в 1929–1932 гг – Леонид Михайлович Шульпин.

Руководили Отделением в этот период А.И. Иванов (1949–1969) и К.А Юдин (1969–1978); с 1978 г. им заведует В.М. Лоскот. Кроме А.И. Иванова и К.А. Юдина в этот период в Отделении работали и другие ученики академика П.П. Сушкина, выдающиеся орнитологи Б.К. Штегман, Л.А. Портенко, Е.В. Козлова. Их вклад в орнитологию велик и многообразен.

Трудами Б.К. Штегмана (1950, 1955, 1958, 1961, 1962, 1964, 1967, 1968, 1970, 1974, 1978) и К.А. Юдина (1958, 1961, 1964, 1965, 1970, 1974, 1978 a,1978 б) был достигнут значительный прогресс в области биомеханики, сравнительной и функциональной морфологии птиц с целью совершенствования системы крупных таксонов класса. Сравнительный морфо-функциональный анализ таких жизненно важных структур, как костно-мышечный аппарат черепа и конечностей, вместе с синтезом экологических и этологических данных позволили им использовать преобразования таких структур для реконструкции филогенезов конкретных групп. Подобные исследования по К.А. Юдину (1974,1983), который был крупным и оригинальным теоретиком систематики, относятся к ее высшему, морфобиологическому уровню. Преимущества такого подхода превосходно иллюстрируют работы Б.К. Штегмана, посвященные пастушковым, вороновым, голубям, рябкам, гагарам, поганкам и куликам (1952, 1955, 1957а, 1957б, 1958, 1968, 1974, 1978). Его вывод о близком родстве курообразных и пластинчатоклювых впоследствии подтвердили данные гибридизации ДНК. Е.В. Козлова в двухтомной монографии (1961, 1962), посвященной подотряду куликов, также органично сочетала данные сравнительной анатомии, образа жизни и биогеографии при ревизии системы группы. В труде К.А. Юдина (1965) "Филогения и классификация ржанкообразных" морфобиологический метод получил наиболее полное развитие и позволил автору определить объем отряда, основные направления его эволюции и филогенетические связи с другими отрядами. В дальнейшем этот метод успешно применили Б.В. Некрасов (1978), изучивший морфобиологические особенности челюстного аппарата вьюрковых, связанные с зерноядностью, и А.М. Соколов (1991) при исследовании систематики и филогении отряда трубконосых. Обобщающая работа К.А. Юдина "Биологическое значение и эволюция кинетичности черепа птиц" (1970) имеет большое значение для понимания эволюции класса птиц и их рептильных предков.

Проблемы эволюции, филогении и систематики рассматриваются в томах фундаментальной серии "Фауна СССР". Три из них посвящены чистиковым и куликам (Козлова, 1957, 1961, 1962), один – семейству тетеревиных Р.Л. Потапова (1985), который неразрывно связан с Отделением орнитологии, работая в Музее Зоологического института, и один, с видоизмененным названием "Фауна России и сопредельных стран" посвящен поморникам и чайкам подсемейства Larinae (Юдин и Фирсова, 2002).

Результаты интенсивного изучения географической изменчивости воробьиных птиц СССР отражены в двух томах определителя "Птицы СССР", написанных Л.А. Портенко (1954, 1960). Несмотря на то, что автор часто трактовал объем вида чересчур широко, а объем рода слишком узко, значение его ревизий трудно переоценить. Проблеме вида у птиц, его границам, внутривидовой изменчивости, видообразованию и гибридизации близких форм посвящен цикл работ В.М. Лоскота (1972, 1978, 1981, 1982, 1986a, б, 1991а, б, 2000, 2001, 2005, 2006; Лоскот, Абрамсон, 2006; Loskot & Sokolov, 1993; Round & Loskot, 1994; Rapozo, Stopiglia, Loskot, Kizwan, 2006).

К основным направлениям исследований сотрудников Отделения относится также авифаунистика. К лучшим образцам региональных сводок принадлежат монографии А.И. Иванова "Птицы Памиро-Алая" (1969), Е.В. Козловой "Авифауна Тибетского нагорья, ее родственные связи и история" (1952) и "Птицы зональных степей и пустынь Центральной Азии" (1975), Л.А. Портенко "Птицы Чукотского полуострова и острова Врангеля" 1972, 1973).

В результате обработки в Отделении многолетних сборов и наблюдений опубликованы работы по птицам Карелии и Приамурья (Нейфельдт, 1958, 1959, 1960а, 1960б, 1963, 1965,), Таймыра (Кречмар, 1966), Памира (Потапов, 1966) и Корякского нагорья (Кищинский, 1980), изучена авифауна Буреинско-Хинганской низменности (Винтер, 1983) и юго-восточного Забайкалья (Е.П. Соколов, 1988). Эти сводки составляют важный этап в изучении фауны птиц России и сопредельных территорий и не теряют своего исключительного значения как источник первичных конкретных данных и в настоящее время.

Недостаток точных сведений об образе жизни многих видов птиц служит одним из основных препятствий успешного развития систематики и филогенетики. Заполнению этого пробела способствуют серии работ И.А. Нейфельдт, В.М. Лоскота, Л.В. Фирсовой, С.В. Винтера, Е.П. Соколова о редких и малоизвестных птицах Кавказа, Средней Азии, Алтая и Дальнего Востока.

Среди справочных пособий следует особо выделить замечательные определительные таблицы Б.К. Штегмана. Написанный им совместно с А.И. Ивановым "Краткий определитель птиц СССР" выдержал два издания (1964, 1978) и относится к числу лучших пособий этого типа. Превосходный определитель трубконосых птиц Антарктики и Субантарктики, а также карты ареалов морских птиц Атлантического и Индийских океанов составил К.А. Юдин (1968, 1977). Широкое признание специалистов заслужили также "Каталог птиц СССР" А.И. Иванова (1976) и опубликованные под его редакцией и при его участии три выпуска библиографического указателя "Птицы СССР" (1972, 1979, 1992), в которых приведено полное библиографическое описание более 18 тыс. книг и статей по орнитологии с 1881 г. по 1970 г.

В 1960–1992 гг. вышли в свет 18 выпусков "Атласа распространения палеарктических птиц", включающие сведения о 210 видах. Основанный по инициативе Э. Штреземанна и Л.А. Портенко "Атлас" публиковался на немецком языке в Берлине орнитологами Зоологического музея Берлинского университета им. Гумбольдта и Зоологического института РАН (Л.А. Портенко, И.А. Нейфельдт, В.М. Лоскот, Е.П. Соколов, В.М. Храбрый). Это уникальное издание содержит контурные или точечные карты ареалов птиц, снабженные кадастрами мест их достоверного гнездования, обобщенные сведения о систематике, биотопическому размещению, численности, размножению, сроках и путях миграций. "Атлас" служит важным справочным пособием для орнитологов, биогеографов, паразитологов, вирусологов, специалистов в области охраны природы.

На решение сложных задач, возникающих при изучении обитания птиц в условиях самого северного мегаполиса, направлены многолетние исследования В.М. Храброго, опубликовавшего книгу "Птицы Санкт-Петербурга: фауна, размещение, охрана" (1991).

Заложенные П.П. Сушкиным и А.Я. Тугариновым традиции изучения ископаемых птиц продолжает А.В. Пантелеев, опубликовавший ряд работ по систематике и филогении позднемеловых (подкласс Enantiornithes) и палеогеновых птиц, а также четвертичным воробьиным Азии (1998, 2002; Несов, Пантелеев, 1993; Пантелеев, Несов, 1993; Potapova & Panteleyev, 1999). Он описал около 30 новых таксонов, разработал таблицы для определения воробьиных птиц по признакам строения костей, составил электронные каталоги остеологической, палеонтологической и спиртовой коллекций.

Интерес А.Я Тугаринова к изучению перелетов птиц методом кольцевания и организация им в ЗИН первого совещания по миграциям птиц (1946) предопределили появление в институте орнитологов, посвятивших себя изучению миграций. По решению Президиума Академии наук на Куршской косе в пос. Рыбачий (Калининградская обл.) на месте бывшей немецкой орнитологической станции “Vogelwarte Rossitten” в 1956 г. организуется Биологическая станция зоологического института (см. сайт о Биологической станции Института). Директором станции назначается Л.О. Белопольский, незадолго до этого находившийся в докторантуре Зоологического института и защитивший докторскую диссертацию «Экология морских колониальных птиц Баренцова моря» (опубликованная в 1957 г., эта книга в 1961 г. была переведена на английский и по сие время широко цитируется в мире).

Связи Биологической станции с Отделением орнитологии самые тесные, поскольку все сотрудники Биостанции в зимнее время находятся в стенах Зоологического института и участвуют во всей его деятельности. Сотрудники Биостанции организовали массовый отлов, прижизненное обследование и мечение многих видов птиц, а с приходом на станцию В.Р. Дольника были широко развернуты количественные исследования на экспериментальных птицах.

В.Р. Дольник исследовал механизмы сезонной цикличности у птиц на основе эндогенных окологодовых и околосуточных программ, сверяемых путем фотопериодической реакции с астрономическим календарем в периоды уни- и мультифакториальной регуляции. Им разработана теория миграционного состояния и его регуляции (монография "Миграционное состояние птиц", 1975), созданы методы массового прижизненного анализа птиц, положенные в основу долголетнего компьютерного мониторинга на больших пространствах. В области фундаментальной биоэнергетики В.Р. Дольник выявил принципы биоэнергетического подобия, лежащие в основе энергетики позвоночных животных, разработал энергетическую модель особи и вида, а также метод расчета бюджетов энергии диких животных на основе их бюджетов времени и аллометрических уравнений. В результате этих исследований опубликована книга «Ресурсы энергии и времени у птиц в природе» (1995) и многие статьи (Дольник, 1998, 1999а, 1999б, 2000, 2002).

В.А. Паевсий в начале своей деятельности (в 1961–1965 и 1968–1996 гг. он работал на Биологической станции и только с 1997 г – в Отделении) исследовал территориальное распределение птиц в разные сезоны года и опубликовал «Атлас миграций птиц по данным кольцевания» (1971). К важным новым направлениям относится исследования структуры популяций птиц, плодовитости, смертности и динамики численности (Паевский, 1974, 1976, 1977, Дольник, Паевский, 1979), обобщенные в монографии В.А. Паевского "Демография птиц" (1985). В монографии и в дальнейших публикациях (Паевский, 1991, 1993 ; Payevsky et al., 1997; Payevsky, 1998; Паевский и др., 2004) выдвинут ряд принципиально новых положений: о большей выживаемости взрослых самцов в сравнении с самками, чем птицы отличаются от млекопитающих; об относительной стабильности среди демографических параметров уровня смертности половозрелой части популяции, по изменениям которого можно судить о кризисном состоянии популяции; и о резких отличиях территориального распределения птиц разного возраста у ночных и дневных мигрантов.

Популяционную структуру птиц изучает также В.Г. Высоцкий. В его работах используются современные стохастические модели обработки данных повторных отловов меченых особей для оценки демографических показателей и изучения динамики численности (Высоцкий 2001; Высоцкий, Паевский, 2002; Payevsky & Vysotsky, 2003), а также методика анализа ДНК для прижизненного определения пола птиц, включая птенцов (Соколов, Высоцкий, 2001). Установлены закономерности переноса паразитов крови птицами (Vysotsky & Valkiūnas, 2001), позволяющие предсказывать паразитологическую обстановку в конкретном регионе и оценивать количество особей, осуществивших дальнюю дисперсию.

Одну из главных задач сотрудники Отделения видят в пополнении, совершенствовании условий хранения и работы с богатыми фондовыми коллекциями, которые входят в число трех наиболее крупных орнитологических коллекций Европы и включают более 170.000 шкурок 4.200 видов птиц; 2.960 полных и 2.240 фрагментов скелетов 1.144 видов; 7.500 экз. 850 видов, фиксированных в спирте; много гнезд и яиц; всего более 200 000 единиц хранения.

Наиболее старые экземпляры датируются VIII веком. Это немногочисленные уцелевшие экспонаты из Кунсткамеры Петра I (скелет ворона, чучело капского сахарного медоноса, Promerops cafer и некоторые другие). В начале XIX века поступили сборы первой Русской Антарктической экспедиции под руководством Ф.Ф. Беллинсгаузена и М.П. Лазарева на шлюпках "Восток" и "Мирный" в 1819–1821 гг., затем материалы экспедиции академика Г.И. Лангсдорфа в Бразилию в 1821–1829 гг. и Ф.Г. Китлица, собранные им во время кругосветного плавания на шлюпе "Сенявин" в 1826–1829 гг. Барон Китлиц передал Музею 754 шкурки 314 видов птиц, среди которых уникальные экземпляры ныне вымерших видов.

Последующий быстрый рост коллекций связан прежде всего с полувековой неутомимой деятельностью первого директора Зоологического музея академика Ф.Ф. Брандта, который положил начало интенсивному обмену научными материалами с многими иностранными корреспондентами, а также практике покупок отдельных коллекций. Но основным источником обширных новых поступлений стали многочисленные экспедиции, особенно И.Г. Вознесенского в Северо-Западную Америку и на Камчатку (1839–1849 гг.), Э.П. Менетрие, К.М. Бэра, Л.И. Шренка, А.Ф. Миддендорфа, Р.К. Маака и Г.И. Радде. Уникальные материалы огромной научной ценности собрали Н.М. Пржевальский, П.К. Козлов, Г.Н. Потанин, М.М. Березовский, братья Г.Е. и М.Е. Грум-Гржимайло в Центральной Азии, Н.А. Северцов и Н.А. Зарудный в Средней Азии и Казахстане. Определение большинства птиц, поступивших из Центральной Азии, выполнили Ф.Д. Плеске и В.Л. Бианки. Среди многолетних региональных сборов выделяются замечательные коллекции А.М. Быкова из окрестностей Варшавы и Н.Н. Сомова из бывшей Харьковской губернии. Особое место в фондах Отделения принадлежит двум большим коллекциям, поступившим в первой четверти 20-го века от академиков М.А. Мензбира и П.П. Сушкина, образцовым по качеству препаровки шкурок и полноте сведений, приведенных на этикетках.

В ряду выдающихся коллекторов прошлого века, которым принадлежит наиболее весомый вклад в пополнение коллекций, следует назвать Б.К. Штегмана, Л.А. Шульпина, Е.В. Козлову, А.Я. Тугаринова, Л.А. Портенко, А.И. Иванова, К.А. Юдина и И.А. Нейфельдт.

По богатству материалов, собранных в Центральной Азии экспедициями Г.Н. Потанина, Н.М. Пржевальского и П.К. Козлова, эта коллекция уникальна и имеет мировое значение. В результате перечисленных и многих других сборов, сейчас очень полно представлена фауна России и прилежащих стран, особенно таких регионов, как Арктика, Кавказ, Казахстан, Средняя и Центральная Азия, Центральная Сибирь, Чукотка, Камчатка, Приморский край и Сахалин. Многие палеарктические виды представлены сериями из 200–400, а некоторые виды и бóльшим числом экземпляров, что позволяет достаточно обоснованно судить об их внутривидовой изменчивости, включая географическую. Довольно полно отражена в коллекции также фауна Неарктики; начало коллекциям из Америки положили обширные сборы И.Г. Вознесенского, на Аляске и в Калифорнии. Удовлетворительно представлены в ней птицы Юго-Восточной Азии; материалы из Африки и Австралии относительно немногочисленны. Коллекция включает типовые экземпляры птиц, описанных Ф.Ф. Брандтом, Ф.Г. Китлицем, Э.П. Менетрие, Э.А. Эверсманом, А.Ф. Миддендорфом, Н.А.Северцовым, Н.М. Пржевальским, Ф.Д. Плеске, В.Л. Бианки, П.П. Сушкиным, С.А. Бутурлиным, Б.К. Штегманом, Л.А. Портенко, С.И. Снигиревским и многими другими русскими зоологами. Большой интерес представляют шкурки 12 видов и 6 подвидов вымерших или истребленных в XIX–XX веках птиц, в том числе очкового баклана Phalacrocorax perspicillatus, лабрадорской утки Camptorhynchus labradorius, бескрылой гагарки Pinguinus impennis, погоныша острова Косре (=Кусаие) Aphanolimnas monasa, скворца Китлица Aplonis corvina, бонининских лесного голубя Columba versicolor, дрозда Zootera terrestris и вьюрка Chaunoproctus ferreorostris.

Ценность коллекции определяется также высоким качеством препаровки большинства шкурок, что неоднократно отмечали изучавшие их в Отделении зарубежные специалисты.

Палеорнитологическая коллекция включает более 360 остатков поздненемеловых, палеогеновых и неогеновых птиц (в том числе 27 типовых экз.) и около 150.000 костей четвертичного возраста. В инвентаризации, пополнении и хранении коллекций неоценимо большая заслуга принадлежала лаборантам И.Л. Кюршнер и М.С. Ягуновой, а в настоящее время – старшему хранителю Е.А. Шапвал. Они провели огромную работу по регистрации, каталогизации, расстановке и сохранении коллекций.

Отделение проводит большую регулярную работу, связанную с приемом и консультированием русских и иностранных специалистов.