История московского орнитологического общества и московского зоосада


История Московского орнитологического общества и Московского зоосада

Сначала эпоха великих географических открытий, затем колонизация стран Африки, Азии, освоение Америки привели к появлению новых видов домашних животных и культурных растений в Европе, наши же виды, наоборот, перевозили в другие страны. Таким образом, как бы сама собой, родилась идея акклиматизации — переселения видов в несвойственные им места обитания. В середине XIX века во многих странах Европы стали возникать «общества акклиматизации».

В России одним из первых заинтересовался этой проблемой профессор Московского университета Карл Францевич Рулье. Один из основоположников палеоэкологии и сравнительной палеонтологии, основатель русской школы зоологов-эволюционистов, он видел в акклиматизации новый метод исследования приспособления видов к среде обитания. Акклиматизация сулила множество результатов, обещала появление новых видов одомашненных животных. И вот в 1856 г. любимый ученик Рулье молодой зоолог Анатолий Петрович Богданов делает доклад на заседании Императорского московского общества сельского хозяйства. Он рассказывает об одомашнивании животных в древнейшие времена, указывает на тесную связь сельского хозяйства и естественных наук, приводит примеры видов, перспективных для одомашнивания (лось, олени, кабарга, бобр, дрофа, стрепет, тетерев, ряд видов рыб и беспозвоночных). Заключается доклад вполне логичной мыслью создать в Москве Комитет акклиматизации животных и растений.

Первое заседание Комитета состоялось меньше, чем через год, в 1857 г. Директором его был избран профессор К. Ф. Рулье, а ученым секретарем — А. П. Богданов. В Комитете сразу же стали активно работать и другие ученики К. Ф. Рулье — Н. А. Северцов, С. А. Усов, Я. А. Борзенков — страстные пропагандисты учения Дарвина в России. Вот что было записано в Уставе Комитета акклиматизации, ставившего своей целью «распространение знаний, почерпаемых из науки и опыта»:
— «сохранение полезных животных, уже известных в России, но истребляемых от невнимания промышленников к их сбережению для пользы промысла;
— постепенное перемещение известных пород животных из одного климата в другой для разведения их в местностях России к тому удобных; возможности и способы приурочивания полезных диких животных к домашней жизни».

Особенно активно работало орнитологическое отделение Комитета. Уже в 1858 г. члены отделения решили провести в Москве выставку птицеводства. Разработанные ими медали и дипломы предназначались «за предоставление на выставку еще не известной в России птицы» и «за породу кур, неизвестную членам отделения».

Выставка проходила в помещении Земледельческой школы и имела огромный успех. На ней было представлено 285 экспонатов, из них: 200 кур 24 пород, цесарки, утки, голуби, гуси, а также лебедь. Экспонировались два инкубатора различных конструкций. Разнообразили выставку лама, пара ланей, сурки, шелковичные черви и аквариум с золотыми рыбками — новое по тем временам зрелище. Это был первый шаг к исполнению мечты, которая жила в душах московских зоологов — к созданию Зоологического сада.

Объехав зоологические сады Лондона, Парижа, Амстердама, Антверпена, Гента, А. П. Богданов представил Комитету доклад «О принятии мер к устройству Зоологического сада». Однако, как писал историк В. И. Грацианов, «мысль о создании зоологического сада в дни основания Комитета была настолько нова и смела, осуществление ее казалось столь маловероятным, что основатели (Комитета), полные мощной энергии и твердой веры в свое начинание, не решились выставить ее своим лозунгом. Чувство такта не позволяло им сеять драгоценные семена на непаханное поле».

Идея должна была получить общественную поддержку, и члены Комитета продолжали публиковать свои отчеты о научных изысканиях и опытах по акклиматизации и приручению тетеревов, глухарей, вальдшнепов, дроф, фазанов, американских гокко, лосей, сайгаков и т.д. Продолжая привлекать к себе симпатии публики, орнитологический отдел Комитета провел в Московском манеже «птичий базар», где любители птицеводства могли приобрести «все, что было лучшего из домашней птицы».

Идея создания зоологического сада захватила всех членов комитета. Н. А. Северцов составил список видов отечественных млекопитающих и птиц, которых можно было бы содержать в зоосаду, С. А. Усов искал подходящее для этого место. Лучшим местом единодушно был признан Нескучный сад. Мнение свое члены Комитета сообщили царю, и в 1861 г. Александр II издал указ о передаче Нескучного сада Комитету акклиматизации. Оставалось лишь немного подождать, пока наберется нужная сумма денег.

Но в том же 1861 г. произошла отмена крепостного права, вопрос освобождения крестьян затмил собой все остальные. Необходимых средств не нашлось, и проекту зоосада в Нескучном не суждено было воплотиться в жизнь. Однако Комитет не оставил надежды осуществить идею «близкую сердцу каждого зоолога» и продолжал собирать членские взносы в пользу учреждаемого сада. Профессора Московского университета читали благотворительные публичные лекции, деньги жертвовали даже школьники и студенты. Главные организационные заботы взял на себя Анатолий Петрович Богданов, который по праву считается основателем Московского зоопарка. Вообще роль А. П. Богданова в организации российской науки и просвещения трудно переоценить. Достаточно сказать, что помимо Московского зоопарка, он организовал Политехнический музей и его лекторий, был инициатором проведения в Москве международного зоологического конгресса и строительства Зоологического музея МГУ.

В 1862 г. Комитет акклиматизации вновь устраивает выставку в Манеже, собирает животных и растения, многие из которых передаются ему в дар. Одна из целей выставки — наглядно познакомить публику с будущим Зоологическим садом и теми породами животных и растений, которые уже находятся в распоряжении Комитета. На выставке публика могла увидеть зубров, оленей, лам, кенгуру, кабана, волка, лису, выдру, казуара, черного лебедя, попугаев, куликов — всего 82 экземпляра. Кроме того, выставлялись домашние и сельскохозяйственные животные, террариумы и аквариумы, чучела, достижения цветоводства, плодоводства, огородничества. И снова огромный успех: выставка принесла доход более 5000 рублей, на ней было вручено 8 золотых, 30 серебряных и 80 бронзовых медалей.
Выставка закрылась, а Комитет акклиматизации оказался обладателем всей этой коллекции животных. Между тем даже места для зоосада по-прежнему не было. Животных раздали «по рукам». На квартире Усова жили два больших кенгуру и валлаби, который спал у него на постели. Для тех животных, которых было невозможно взять домой, наняли двор князя Касаткина-Ростовского вблизи Пресненских прудов. Члены Комитета вновь стали просить о выделении им Нескучного сада, но получили отказ. Тогда, обсудив несколько вариантов — Измайлово, Царицыно, Пресненские пруды, большинство остановилось на последнем. Во внимание были приняты следующие аргументы:
— «как учреждение научное, сад должен служить для наблюдений и опытов над животными, он должен быть учебным пособием для наглядного изучения животных при преподавании зоологии, наконец, он должен заинтересовать наукой публику и распространять в ней полезные сведения. Местность для достижения этих целей не может находиться вне города и должна лежать недалеко от центра;
— сад должен находиться под постоянным контролем членов Комитета. В центральной местности возможно устроить залу для заседаний и постоянно наблюдать за служащими при зоосаде;
— так как сад имеет весьма мало постоянных средств и главную свою поддержку полагает в сборе за вход, Пресненские пруды представляют в этом отношении существенную выгоду в том, что удобны для посещения круглый год, а на Новинском в Масленицу и Святую неделю бывает масса народа».

Пресненские пруды были выкопаны в середине XVII века по распоряжению патриарха Иоакима и использовались для разведения рыбы. Позднее они стали излюбленным местом гуляния москвичей, здесь катались на лодках, пировали в ресторанчиках, глазели на выступления бродячих артистов и на привозимые сюда передвижные зверинцы. Однако площадь этого участка была невелика, и после того, как Александр II издал указ о передаче Прудов Комитету, пришлось даже засыпать часть верхнего пруда и купить прилегающие участки, принадлежавшие частным лицам.

Строительные работы сразу пошли полным ходом и 31 января (12 февраля по новому стилю) 1864 г. Комитет акклиматизации животных и растений, преобразованный к этому времени в самостоятельное Общество, «увидел исполненной долго лелеянную мечту: он открыл первый в России Зоологический сад». В церкви Святого Георгия в Грузинах был совершен молебен, на котором присутствовали многие члены Общества акклиматизации и его покровитель — Великий князь Николай Николаевич. На этом закончился подготовительный этап создания Московского зоопарка и началась сложная и увлекательная история его развития, продолжающаяся, к счастью, и по сей день.